Эти двери закрыты
Скорей ныряй в мой тихий омут. Ты нравишься моим чертям
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Эти двери закрыты > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — воскресенье, 9 декабря 2018 г.
Клиника Орлен SelS. 07:00:00
Смущает разрез глаз? Комплексуете из-за носа? Не нравится контур лица? Наша клиника поможет убрать все недостатки!
Благодаря нам, ваш внешний вид преобразится, вы забудете что такое "грубая критика" и "негативные отзывы"
Ваше лицо засияет изумрудным цветом!

­­


Категории: EUXAT_Orlen, Арт, Творчество, Рисунок, Скриншот, Эскиз
Позавчера — пятница, 7 декабря 2018 г.
Подумайте... Your Mad Hatter 20:38:28
Когда прощение кому-то не найдется,
Словами злыми их засыпать не спеши.
И не от страха, что «назад тебе вернется»,
А просто - не запачкать чтоб души…
­­
Слепой Золя КрАсных в сообществе Гнездовище 18:42:39
­­

Категории: Слепой
среда, 5 декабря 2018 г.
Мои старенькие записи. mz. hyde 15:08:46

we are loud like love


­kseniia 15 ноября 2017 г. 23:59:30 написала в своём дневнике ­Жизнь проносится мимо.

Писать иногда действительно нужно, пускай я лишилась этого дара очень и очень давно. Я снова думала о том, чтобы создать новый блог, подальше от всего, от всех. Но после я вспомнила, что мне не от кого прятаться более. Да и прятать особенно нечего. Моя жизнь всегда была пустой, в то время, когда блоги были для меня всем. Я писала о неважном так, словно в этом была вся жизнь. А когда жизнь стала важной, блоги ушли навсегда. Я не пишу, хотя тщетно стараюсь начать снова. Все считают меня открытым человеком, который легко идет на диалог. А еще веселой, искренней, вспыльчивой, нервной. Да много какой, на самом деле. Но даже я сама не знаю наверняка какая я истинная, я сама не знаю, что я чувствую. Очень давно, около десяти лет назад, у меня не было жизни, но у меня была я. Я могла заглянуть в свою душу так глубоко, чтобы все-таки увидеть себя со стороны, понять и принять себя такой, какая я есть. Я училась писать, я училась мыслить, я училась говорить. Я наполняла свою жизнь ничем, чтобы она стала чем-то. Я помнила каждое, даже самое незначительное, событие, я воспринимала любое новое дуновение ветра с восторгом. Я любила все, что меня окружало, ведь я могла написать об этом, рассказать другим, поделиться своими мыслями и своим восприятием. Я могла дарить себя людям, все что мне нужно было взамен - любовь. Я просто хотела, чтобы меня любили, ценили и доверяли. Я принимала каждую мелочь к сердцу так остро, так близко, так глубоко... Но я не сожалею об этом, только тогда я была настоящей, истинной и подлинной. Прошло время, которое называют взрослением, моя жизнь изменилась настолько, какой я бы точно не смогла бы ее представить. Наверное, я должна быть благодарна за все, что происходит в моей жизни. Пускай иногда хочется рыдать и кричать, но даже в этом заложен какой-то тайным замысел небес. Однако поток будничных дней отгородил меня от меня. Я внутренняя и я внешняя стали чужими друг другу. Внутренний конфликт оказался слишком тяжелым для того, чтобы просто взять и разобраться с ним. Разобраться с ним совсем непросто, ведь для этого нужно снова найти себя, отыскать истинную личину своего сознания и принять его таким, какое оно есть на самом деле. Но что есть я? Кто я есть? Какие из всех сказанных мною слов истина, а что же ложь? Нет тяжелее бремени для меня, чем просто не понимать себя. Каждый раз, когда я нервничаю, запястье правой руки начинает ныть. Это моя расплата за то, что я потеряла ориентир, ведь именно правой рукой я указывала себе путь вперед, словно полководец перед великой битвой. Но теперь я даже писать не могу толком, любое длительное усилие причиняет мне боль, а я совершенно не представляю, что же мне сделать такого, чтобы боль раз и навсегда покинула меня. Мне двадцать, я завтра снова еду в офис, чтобы глубже вникнуть в тонкости работы клуба робототехники, чтобы помогать им развиваться. Если, конечно, я во истину смогу полюбить это дело, загорюсь им и захочу посвятить этому себя. Но чтобы раз и навсегда найти ответ на этот вопрос, мне надо понять себя. Ксюша, где же ты? Ты так близко, но при этом так от меня далеко. Вернись.

Надо стараться давать волю чувствам, давать волю себе писать, хотя бы чуть-чуть, пускай и не каждый день. Просто чтобы помнить себя, помнить хоть что-то о себе. Сегодня была среда, сегодня было тепло, сегодня я видела маму и ездила в офис. Сегодня я почувствовала себя не бестолковой, все благодаря Наталье, которая смогла оценить мои качества на достаточно высоком уровне. Но все, что я могу сделать, так это не подвести никого. Я должна взять на себя ровно такую ответственность, которую смогу нести, с которой справлюсь и никого не подведу. Чего же в действительности я хочу от этой жизни? Хочу ли я сейчас вкласть свои силы в это место? Я почему-то чувствую, что я не просто пройду мимо них, если вольюсь в их коллектив. Я чувствую бурю, но что она принесет — это загадка. И мне нужно ее разгадать, чтобы сделать правильный выбор. Ведь помимо работы, у меня есть моя маленькая семья в роли Вани, котика и себя, а так же я сама. У всего должно быть свое место. И у меня тоже.
Ваня уже лег, мы оба сегодня очень устали. Я очень хочу разбудить его и поговорить, только что мне сказать? Часы скоро пробьют полночь, завтра новый день, с которым мне надо встретиться один на один... Мне просто хочется поговорить, тихо и в шутку поговорить о большом и маленьком, о себе и о мире, о людях и о чувствах людей. Мне кажется, что моя душа глубже, чем мне кажется, просто я стараюсь сделать ее помельче, чтобы люди, ступая в мой омут — не утонули. Я никого не хочу убивать, никого не хочу отпугивать, поэтому стараюсь стать проще, понятнее, и, может, глупее. Однажды я сама утону в собственном омуте страхов и недосказанности, если не смогу себя вовремя понять. Вся моя жизнь — это борьба за себя саму, чтобы научиться себя чувствовать и понимать. Жизнь, я люблю тебя, я люблю каждый день своей короткой и такой смешной жизни. Только в те моменты, когда могу сесть и начать писать, я могу посмотреть на все свои двадцать лет жизни со стороны, посмеяться и погрустить о них и с ними. Моя жизнь прекрасна и неважно как много ошибок я совершила и еще совершу. Пора жить, а куда я, собственно, денусь?


Категории: Моя осень снова о чем то меня просит, И снова письма вникуда
показать предыдущие комментарии (1)
20:15:15 mz. hyde
Чуть-чуть стараюсь писать.) У меня наконец-то появилось рабочее место, компьютер под рукой и какое-то свободное время. Так что хочется верить, что да.)
20:25:57 mz. hyde
Хотя бы за 4 года я конец смогла немного поменять оформление блога.)
15:19:43 Sаtory
очень нежное <3
18:41:04 mz. hyde
Спасибо i92.beon.ru/33/72/2847233/81/128448781/147.gif
вторник, 4 декабря 2018 г.
докатился от бессоницы уже так... Саша Суриков 23:10:10

I wanna do real bad things with you

докатился
от бессоницы уже так страдаю
что делаю английский вместо того чтобы пытаться уснуть
смеюсь с себя
а дальше что?
буду вместо этого немецкий делать?
ой да, кстати, немецкий!
Хищник (Глава 15) — То, что так ждала Светлая Лана 10:22:32
Не помню сколько часов я проплакала в грязное белое платье после того, как мистер Форман оставил меня наедине. Я не чувствовала себя ни хорошо, ни плохо. Мне было всё равно на всё кругом. Моя свадьба не удалась, я не знаю, что случилось с тобою, Яков, ещё и лейтенант как-то странно себя ведёт, плюс ко всему меня заперли в сырой темнице и, наверное, объявили врагом человечества. Значит, в скором времени меня убьют.

«Я не могу пока что сказать тебе, — звучат в моей голове последние слова мужчины. — Только дождись меня.Обязательно!»

Зачем мне ждать вас? Зачем? Зачем мне теперь вообще жить? Я теперь совсем одинока. Возможно, даже Келли отвернулась от меня. Зачем ей, военной, которая посвятила себя защите Родины, иметь какие-нибудь связи со шпионкой? Незачем.

Днём мне принесли немного похлёбки и ломоть хлеба. Солдат не просто дал их мне, а кинул как собаке. Меня ненавидят. И правильно! Я сама виновата, что не смогла выбрать одну из сторон. Но как же мечты об идеальном мире? Неужели всё это пыль?! Неужели хищники и люди не могут жить вместе. Может быть, мне пора опустить руки? Даже если так, то почему я до сих пор жива? Я могла бы хоть головой ударится об стену и конец. А я сижу и размышляю… Быть может, я всё-таки хочу жить? Быть может, я всё-таки верю в идеальный мир? Похоже, что да.

***



Я уже торчу в этой тесной каморке дня два, если не больше. Мне каждый день приносили похлёбку с хлебом. Скажу, что быть заключённым за злодеяние — это самое худшее, что только может быть в нашем мире. Мне так хочется на волю, так хочется свободы. Я не хочу больше видеть горящие ненавистью глаза солдата, что приносит мне еду. Боже, где ты, Яков?
Мне кажется, что я схожу с ума. Я начинаю видеть во всём тебя. Любой камешек, кирпичик в стене, царапинка на решётках — всё напоминает о тебе, хотя вовсе никак не связано с Императором хищников. Чтобы окончательно не потерять рассудок, я сворачиваюсь калачиком на полу и засыпаю.

Опять темнота, непроглядная темнота. Я не вижу снов, я не вижу иллюзий и даже реальности. Я вижу только пустоту. Вскоре мой покой нарушил скрип двери. Сначала я не хотела даже подниматься, думая, что пришёл солдат с едой, однако знакомый стук сапогов заставил меня подняться. Я сама удивилась, что чьи-то шаги кажутся мне знакомыми. Возможно, это он. И оказываюсь права. Передо мной появляется мистер Форман.

Я была готова зажмуриться лишь бы не видеть его ненавистного взгляда. Ненависть лейтенанта была равносильно смерти для меня. Похоже, я очень привязалась к нему. Возможно, мой начальник сейчас ударит меня. Пусть, пусть ударит! Лучше телесная боль, чем его грозный взор. Но удара нет, его криков не слышно. Я слышу лишь его ровное дыхание и открываю глаза.

Вместо агрессии в глазах военного я вижу какое-то облегчение, словно он добился чего-то. Возможно, его повысили за обезвреживание шпиона, хотя мистер Форман сам предложил оставить меня в штабе в качестве гражданки, а не врага. Однако на это могут закрыть глаза, ведь я-то поймана и обезврежена, а значит мой начальник стал героем в глазах мирного населения.

— Наконец-то, — шепчет зеленоглазый мужчина. — Наконец-то, я уговорил их. Аза, тебе ты можешь быть свободна, но под моим присмотром.

С этими словами он достаёт ключ от камеры и в мгновение ока дверь открывается. Я не сразу понимаю, что свободна. Я с ужасом смотрю на лейтенанта, однако не забиваюсь в самый дальний угол камеры, а выхожу к нему. Почему-то мне страшно. Мне впервые страшно находится наедине с мистером Форманом. Почему он смотрит на меня таким тёплым взглядом? Где привычное возмущение, строгость, холод? Я не узнаю своего начальника.

Я покидаю ненавистную мне тюрьму. На улице был вечер, однако даже последние лучи солнца были для меня настолько ослепительным, что я невольно зажмурилась. Свобода! Жизнь прекрасна! Я радуюсь мелочам как ребёнок. А мелочи ли это, вообще? Быть может, мы не замечает, что даже самая нелепая мелочь может оказаться важной вещью.

Люди не обращают на нас внимания. Всё как в прежние времена. Возможно, я никогда и не попадала в тюрьму? Может быть, это был всего лишь плохой сон? Не знаю, не знаю… Не важно. Сейчас важнее узнать, куда меня ведёт лейтенант. У меня, конечно, есть догадки. Мы можем идти в кабинет командира, в моё общежитие, но это вряд ли, в кабинет мистера Формана.

Впереди появляется несуразное белое здание в три этажа. Там находятся кабинеты лейтенантов. Значит, начальник ведёт меня к себе. Он открывает дверь и пропускает меня. Для кого это было бы приличным жестом, но здесь, в военном штабе, мужчина делает так, чтобы у меня не было шансов сбежать. Убегать на глазах мистера Формана бесполезно: он один из самых выносливых солдат в штабе и с лёгкостью может догнать меня. К тому же, я ещё не овладела своими силами хищника и не знаю полностью свои возможности.

Вот и кабинет моего начальника. Всё как и должно быть у настоящего мужчины: строгий стиль в интерьере, кипы бумаг на столе, старая потёртая настольная золотистая лампа, деревянный стул с довольно крупными царапинами, по бокам стоят шкафы с множеством книг, в круглой чернильнице стоит чёрная ручка.

— Теперь ты свободна, Аза, — повторяет зеленоглазый мужчина. — Но, к сожалению, за свободу нужно платить. Тебе придётся всё рассказать командиру о жизни хищников, их планах, возможно, ты знаешь что-нибудь об их армии. Как по мне, то это совсем маленькая цена за свободу.

Маленькая?! Да это же самое настоящее предательство! Хищники приняли меня у себя, а я их сдам с потрохами людям. Кем я после этого буду? Кем?! Тварью! Самой последней тварью! Как же мистер Форман не понимает, что для меня эта цена слишком велика. Я-то думала, что лейтенант, как военный человек, знает все обязанности настоящего солдата, а он думает только об человечестве.

С другой стороны, я не могу обвинять его в этом. Мой начальник всего лишь защищает свой народ, свою землю. Это и моя земля, мой народ. Моя матушка всегда говорила, что все люди равные.

— Вы будете допрашивать меня? — спросила я у начальника.

— Нет, не буду, — улыбнулся он, как при первом нашем душевном разговоре. — Я просто хотел поговорить с тобой, Аза. За то время, что тебя не было с нами, я многое понял.

Мужчина подошёл ко мне вплотную, прикоснулся рукой к моей щеке. Несмотря на то, что я была грязная и замученная, он не отстранился от меня. Его длинные пальцы аккуратно гладили мою кожу, и я не могла поверить, что мистер Форман может так аккуратно прикасаться к кому-нибудь.

— Если бы ты знала, как я страдал без тебя, — продолжал военный. — Когда тебе забрали в плен, то я сначала возненавидел тебя, думал, что ты на самом деле шпионка. Вернувшись в штаб, я не находил себе места. Внутри меня всё горели то ли от ненависти, то ли от горечи, что ты могла бросить меня и всё человечество. А потом с задания вернулась и команда Келли и Камиллы. Милтон была серьёзно ранена и истекала кровью, однако, благодаря нашим талантливым врачам, она осталась в живых. Мы потеряли многих. И почему-то смотря на раненых я вспомнил твой образ, Аза. Я знал, что ты близко общалась с Келли, любила всех людей и всем сочувствовала. В тот момент я не мог представить тебя врагом.

Лейтенант приблизился к моему лицо так близко, что я чувствовала на своих губах его горячее дыхание. Изумрудные глаза мужчины были полуприкрыты, губы судорожно дрожали. Я впервые видела своего начальника таким взволнованным.

— Вы слишком близко подошли ко мне… — пролепетала я.

— Не бойся. Я не обижу тебя. Я всего лишь хочу, сказать, что влюбился в тебя, Аза. Влюбился без памяти. С первой нашей встречи мне снесло крышу, я до сих пор не мог понять, почему решил взять тебя под своё крыло, почему решил заступиться за тебя, — говорит мистер Форман, вглядываясь в мои глаза.

— Сочувствие? Человечность? Доброта? — перебираю я подходящие слова.

— Нет, Аза. Это любовь с первого взгляда, — ухмыляется мужчина.

Мгновение и он припадает к моим губам. Я не успеваю даже пискнуть, как мистер Форман уже вовлекает меня в страстный поцелуй. Я пытаюсь оттолкнуть от себя военного, но мои попытки тщетны. Лейтенант с лёгкостью бросает меня на письменный стол. Я чувствую острую боль в спине, пытаюсь приподняться, однако мужчина силой укладывает меня на стол. Бумаги летят на пол, лампа падает вместе с ними. Моя фата отрывается от волос и причёска распадается. Тёмные локоны плавно спадают со стола. Мистер Форман снова целует меня в губы, потом переходит на шею, параллельно срывая с меня остатки грязного платья. Я сопротивляюсь, но бесполезно.

— Мирон! — кричу я имя военного. — Мирон, остановись.

Мой начальник отстраняется от меня, а я пытаюсь прикрыть руками обнажённую грудь. Его взгляд затуманен, в руках мистер Форман сжимает большие белые куски ткани.

— Мне нравится, как ты зовёшь меня по имени. Зови. Зови ещё! Аза! — восклицает мужчина.

— Мирон… — шепчу я и имя лейтенанта застывает на моих губах, оставляя какой-то сладковатый привкус.

Военный возвращается к начатому. Он снимает со своих рук перчатки и отбрасывает их в сторону. Горячие поцелуи снова покрывают мою шею и ключицы. Лейтенант убирает мои руки с груди, накрывает одну из них своей ладонью, немного сжимая. Затем он целует уже мою грудь. Я вся краснею от стыда, не сопротивляюсь. Возможно, это именно то, чего я так ждала. Я поворачиваю голову в сторону и вижу наше отражение в зеркале. Моё красное лицо, распущенные тёмные длинные волосы, бледные руки, которыми я легонько касаюсь тёмных волос. На ощупь они такие мягкие, хоть и кажутся на вид жёсткими. Вижу в зеркале полный страсти взгляд зелёных глаз начальника, его широкую мужественную спину, длинные пальцы. И мне кажется, что мы прекрасно сочетаемся. Боже, почему я так горю от его прикосновений?
понедельник, 3 декабря 2018 г.
Ощущаю НЕГОДОВАНИЕ и даже какую-то АГРЕССИЮ X-( Тупое время, зочем ты... мой ник самый классный и модный 21:37:08

вау

Ощущаю НЕГОДОВАНИЕ и даже какую-то АГРЕССИЮ X-(­

Тупое время, зочем ты так быстро проходишь, я к этому не готов
Мята с корицей(Глава 4) — Истории ребят Светлая Лана 13:04:01
Александра пыталась мыслить здраво и решила, что ей нет сейчас никакого смысла ковылять из лазарета к Гурену или своей группе. Их явно не обрадует визит искалеченного офицера. Девушка вернулась на свою койку, буквально рухнула на неё. Сейчас Виноградовой не хотелось не о чём думать. Она пыталась мысленно освободить себя всех мыслей и идей, так сказать познать истинное просвещение, которое познали многие монахи Японии. Маленькой Саше при приезде в страну восходящего солнца запомнились именно эти странные лысые чудаки в длинных одеяниях.

«Мда, монах или святой из меня не выйдет,» — подумала военная, поняв, что не может освободить свою душу от земных забот.

Александре теперь разонравилось и лежать. К тому же, здраво мыслить было куда скучнее, чем лишний раз приковылять к ребятам и поболтать с ними либо дать своей команде нагоняй. Виноградова решила, что Ичиносе ей не очень-то и хочется видеть, а вот встретится со своей командой было хорошей идеей. Она почти ничего не знала о ребятах, за которых отвечала своею головой.

Тихо скрипнула дверь лазарета. Офицер огляделся по сторонам: никого кругом не было и стояла мёртвая тишина. Скорее всего, сейчас был тихий час. Девушка поспешила добраться до выхода из отделения, отведённого для лазарета. Она тихо шмыгнула в узкий и тёмный коридор, надеясь, что никто её не заметит и она сама не навернётся на что-нибудь невидимое в темноте.

***


Виноградова была близка к зоне отдыха, где отдыхали солдаты после миссий. Двери в залы были прозрачными, так что девушка могла разглядеть сквозь них посетителей зоны отдыха. В одном из залов она заметила Влодека. Александра еле сдержала смешок. Вишневского никак нельзя было бы не заметить из-за его немаленьких размеров.

Офицер отошёл от двери и прижался к стене. Не хотелось бы, чтобы ребята увидели её в больничном одеянии и отправили назад в ненавистный лазарет. Виноградова услышала разговор военных.

— Ребята, я понимаю, что я вырос и родился в Японии. И мать моя, и отец мой — коренные японцы, но как вас-то занесло в нашу глушь?! — возмущался Аризу.

— Как, как. Обыкновенно. В поисках лучшей жизни. Хотя я и не искал её, а просто хотел в живую увидеть сумасшедших япошек и попробывать множество ваших «нормальных» штучек, о которых можно найти столько баек в интернете! — грозно ответил Влодек.

— Тогда что же ты не вернулся восвояси! А?! — наехал на пухляка Аризу.

— Так не успел. У вас хоба — и эпидемия, хоба — и война. А моей родной Польше думаешь надо связываться со страной, в которой творится чёрт знает что?! Нет. Скорее всего, написали, что Влодек Вишневский погиб в ходе несчастного случая и на этом закрыли дело, — с горечью продолжил военный.

— Сочувствую. А мои родители приехали в Японию в поисках, как ты сказал, лучшей жизни. Я бы всё отдал, чтобы вернуться в родной Питер! У вас, до войны и эпидемии, тоже было кругом красиво, и люди приятные у вас, однако моя душа русская, — поддержал разговор Руслан.

— Так вы вернётесь к себе после окончания войны? — спросил Судзита, усмирив свой пыл.

— После окончания! Когда-то окончание-то будет! Нам хотя бы до завтра дожить! — тревожно взвыл Влодек.

— Будет, будет окончание! Ты только не вешай нос, Влодек! — успокоил друга Руслан.

— Дурак ты! — ругнулся в ответ поляк.

Вдруг в зал открылась дверь, появилась Александра. Ребята моментально вскочили с кресел, отдавая честь командиру. Виноградова села в свободное кресло, откинувшись назад. Левая нога сильно гудела от боли. Девушка окинула товарищей внимательным взглядом. Никто из команды не смел шелохнуться.

«Они слишком напуганы. Эти даже хорошо. Они признают во мне лидера и больше не лезут на рожон как при первой встрече,» — подумала военная.

— Госпожа Виноградова, разве вам можно уже покидать лазарет? — робко спросил Руслан.

— Лучше бы ты, Тихий, о себе позаботился, а не обо мне, — съязвила Александра.

Паренёк потупил взгляд, сжал руки в кулаки. Виноградовой даже стало жалко этого робкого мальчишку. Разговор с ребятами у неё совсем не клеился. Они боялись её, а сама военная не могла слишком близко подпустить команду к себе. Александре было непривычно сближаться с кем-то.

— Тревога! На штаб напали вампиры! Повторяю тревога! — кричали часовые.

Завыли сирены. Раздались крики военных. Все готовились к обороне штаба. Виноградовой надо было бы вернуться в лазарет, однако гордость в её душе была против такого решения. И офицер остался с командой на свой страх и риск. Уговоры товарищей никак не могли повлиять на решение Александры. Она была готова принять бой даже будучи покалеченной. Это был её смысл жизни, по крайней мере сейчас.


Эти двери закрыты > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Дрын-дрын-дрын-пук :-O
пройди тесты:
Помоги животным!
Галерея № 1.
===
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх